О полетах в афганистане и книгах
under

Штурмана Серегу Гречнева прозвали в эскадрильи Ботаником.
Вид он имел взъерошенный, взгляд отрешенный и часто в таком виде бродил по кабульскому авиагарнизону с растегнутым штурманским портфелем, рискуя или заблудиться, или потерять секретные карты.
В общем, вид имел вполне ботанический.

Одной из его плохих привычек было чтение книг.
Однажды по пути из летной столовой в модуль, читая на ходу что-то очень увлекательное, Серега врезался в вышедшего из-за угла начальника штаба полка, спешащего на обед в греческий зал.
Небольшого роста начштаба поплатился за сережину рассеяность разбитой книгой губой.
Сам же Ботаник за нанесенные великому индейскому вождю увечья получил выговоры сразу по трем пунктам — за несоблюдение субординации, неотдание воинской чести и передвижение без головного убора.
А не надо начальнику напоминать о его маленьком росте!

Не смотря на репрессии, любовь к книгам Ботаник сохранил.
Вот и сейчас, идя на вылет, Сережа захватил с собой недочитанные в детстве приключения Шерлок Холмса, расчитывая почитать их в полете. Хотя предстояло бросать осветительные бомбы.

Очевидно из-за нежелания воевать в жару, наша десантура вот уже третью ночь проводила в ста километрах от Кабула какую-то локальную операцию.
Отсутствие дневного светила возмещала авиация, а именно наш АН-26-й с четырьмя осветительными бомбами на внешней подвеске.
Схему бомбометания Гречнев знал отлично — взлет, набор высоты, выход в зону, сброс бомбы, круг на 45 минут, снова сброс, круг, сброс — и так четыре раза.
Именно во время этих кругов он и рассчитывал почитать.

Все так и вышло. После взлета, полюбовавшись из темной кабины экипажа мерцающими огнями Кабула, Серега вывел самолет в зону и сбросил первую бомбу. Горы внизу залились неестественным желтым светом, а наш герой
достал электронные часы «Касио», недавно купленные за 20 чеков в дукане на афганской стороне аэродрома.
Включив маленький плафон над штурманским столом и поставив таймер «Касио» на 40 минут, он открыл «Пеструю ленту» и погрузился в чтение.
В темноте гудели двигатели, вентилятор гнал прохладный воздух, далек внизу шел бой, а Шерлок Холмс и доктор Ватсон пришли в странное поместье…

И вот когда до сброса последней, четвертой бомбы осталось десять минут, а Шерлок Холмс уже стучал своей тростью по шнуру для вызова прислуги, в наушниках громко раздалось совсем не уставное: «Семь-полсотни первый!!
Кидайте нах%й бомбу и срочно на базу!!! »
«Я семь-полсотни первый, понял» — после паузы ответил командир Алик Хасанов — «Сбрасываем груз, идем на базу… А что случилось? »
«После посадки узнаете! Включайте, бля, максимал и домой!!! »

Что-то не так.
По команде командира Серега сбросил бомбу, самолет лег в вираж и взял курс на аэродром. Все члены экипажа встревоженно таращились в окна в поисках невидимой опасности. Гречнев тоже высунулся в свой блистер и
стал оглядываться по сторонам.
Вверху блестели звезды. Внизу, в желтом свете бомбы было видно горное ущелье, скала и извилистая речка, огибающая ее. Посередине было темно и летел самолет. Все было спокойно.
Но все равно что-то было не так.

Все окончательно убедились в этом, когда увидели, что самолет на аэродроме в 3 часа ночи встречают четыре газика.
«Столько же нас встречало когда мы Людмилу Зыкину из Ташкента привозили!» — сказал правак Вова и добавил: «Только, вроде, сегодня солировать будем мы. Сами, бля, без ансамбля.. »
Еще не выключили движки, а командир полка, уже вышедший из газика и стоящий перед самолетом, призывно махнул рукой.
«Ну, я пошел» — сказал Хасанов, снимая наушники.
«Ни пуха, ни пера! » — пожелал ему радист Величко.
«Идите в жопу! » — жизнеутверждающе ответил командир и поплелся наружу через уже открытую рампу.

Ботаник высунулся в блистер и стал комментировать для всех встречу братьев по разуму.
«В атмосфере искренней дружбы и сотрудничества высокого гостя встречает официальная делегация в составе: командир полка, оперативный дежурный, начальник особого отдела, штурман армии… »
После последних слов Серега осекся и комментировать перестал.
В это время на рубленные жесты особиста Хасанов разводил руками, показывал на самолет, снова разводил руками, потом показывал на небо, периодически отрицательно мотая головой и грозно зыркая на окна
самолета.
Наконец, экзекуция закончилась и покрасневший командир экипажа подошел к открытой самолетной двери.

«Ботаник, сука! — зло зашипел он — Ты знаешь, блядь, что мы на десять километров в Пакистан залетели! »
«Не может быть… » — растерянно промямлил Серега.
«Не может быть… — иронично передразнил Серегу командир — А ты метео о погоде запросил, лоцман хренов?! А ты поправку на ветер сделал, башка логарифмическая?!! А ты знаешь, что нас на каждом кругу на десять километров на восток сносило?!! »
Гречнев вспомнил, что о ветре на эшелоне не узнавал и понял, что ему лучше скромно помолчать.

Но командир молчать не собирался:
«А ты знаешь, что мы пакам бомбу прямо над погранзаставой повесили?! А ты знаешь, что они уже два Ф-16 на перехват подняли?! Завалили бы нас как мессера над Сахалином, только б дым из жопы пошел!!!
Все! Снять пленки объективного контроля, сдать на расшифровку и отдыхать. Завтра — предварительная подготовка.
А для тебя, Ботаник, завтра будет день прозябания и опупения! Готовься!»

Командир развернулся и пошел прочь от самолета. Но через несколько шагов остановился, оглянулся и уверено сказал:
«Нет, Гречнев, ты уже не Ботаник! Ты — еще живой Сусанин! Понял?! » После чего окончательно скрылся в темноте.

Через три дня я зашел в комнату экипажа со свежими газетами, только что привезенными из Ташкента.
«Серега, про тебя пресса напечатает! » — сказал я, показывая газету.
«Не Серега, а Иван! — злорадно откликнулся первым командир — Иван Сусанин»
Серега-Иван соскочил с кровати, взял протянутую газету и начал вслух читать:
«Сообщение ТАСС. В связи с нотой протеста правительства Пакистана о нарушении советским самолетом 15 сентября 1983 года воздушного пространства Пакистана, ТАСС уполномочен заявить: Никаких нарушений воздушного пространства на границе с Пакистаном летательными аппаратами ВВС СССР 15 сентября не было. В этот день вертолеты и самолеты ВВС СССР в этом районе полетов не совершали»

«И что вы теперь скажете?! » — радостно заорал Гречнев — «Читайте газету «Правда» — мы вообще в этот день НЕ ЛЕТАЛИ!! Коммунист Хасанов, вы что, не верите печатному органу ЦК КПСС?!
И за какой хрен, спрашивается, мне строгача влепили?! »

Через три дня на старшего лейтенанта Гречнева было отослано представление на награждение медалью «За боевые заслуги».

Оценка:
ЛажаТак себеНормалдыХарашо!Ржака
  Дата: 2 декабря 2006, Рубрика: истории, Просмотров: 917

1 комментарий

  1. Хреново однако без GPS

    Комментарий by: Игорь, 4 декабря 2006, 12:34

Sorry, the comment form is closed at this time.

Главная
Основное анекдотное хранилище
Случайное
Безграничное чтиво
Самое смешное
Топ с высокими оценками
Самое оцениваемое
Топ по количеству оценок
Самое читаемое
Топ по количеству чтений
Самое обсуждаемое
Топ по количеству комментариев
О проекте
В двух словах
Партнеры